ВЕТЕРАНЫ КАРАТЭДО СИТО-РЮ ТАТАРСТАНА

 
ЛАЗАРЕВ КОНСТАНТИН ИВАНОВИЧ
ОСНОВАТЕЛЬ КАРАТЭДО СИТО-РЮ В ТАТАРСТАНЕ
КАНДИДАТ ТЕХНИЧЕСКИХ НАУК
КМС СССР ПО САМБО 

Из материалов книги «История каратэдо Сито-рю в Татарстане» (авт. Обидин И.М., Надточий Е.В.)

 
Константин Иванович, расскажите, пожалуйста, о себе.
Я родился 6 октября 1949 года в селе Державино Лаишевского района, но еще в раннем детстве переехал с родителями в Казань. Окончил школу №6, поступил в КАИ – тогда, в 1966 году, высшее образование стало вдруг очень популярным. Немного не доучился - по семейным обстоятельствам ушёл в академический отпуск. А там и армия, срочная служба в Белоруссии (1971-1973 гг), о которой у меня  остались только хорошие, светлые воспоминания. Первые полгода учился в школе сержантов. Там гоняли нас и бегом, и строевым шагом, но командир был царь и бог – уважали мы его. Дедовщины никакой не было, взаимоотношения были уставные. Это потом, уже в воинской части, узнал что такое дедовщина, но и там, в целом, у меня со всеми были хорошие дружеские отношения…
Отслужив в армии, я вернулся в институт, окончил его, поступил в аспирантуру и защитил докторскую диссертацию по технологии производства двигателей. Больше пятнадцати лет работал преподавателем. А в начале 1990-х годов, когда страна оказалась в глубоком экономическом и социальном кризисе, понял, что хватит работать на нищенскую преподавательскую зарплату, и решил уйти на «вольные хлеба», заняться бизнесом…
 
Когда и как в вашей жизни появилось каратэ?
Пожалуй, как и любого парня, выросшего в СССР во второй половине 20-го века, боевые искусства меня очень интересовали и влекли. Впервые с каратэ я столкнулся где-то в году 70-м – тогда мне в руки попала книга мастера Масутацу Ояма, изданная в Югославии. В то время учебных материалов по каратэ практически не было, информация о техниках собиралась буквально по крупицам из разных источников. Мы с моим товарищем Фаридом Шаймордановым вместе пытались разобраться в книге Оямы-сэнсэя, что-то на пару пробовали, анализировали… Конечно, все наши навыки и знания тогда были на уровне самоучек. В основном нас привлекали красивые удары ногами, особенно в голову, необычные стойки, перемещения… К тонкостям техники относились снисходительно, да и понятия такого – «техника» - на слуху в то время не было. На такие «мелочи», как формирование кулака, положение пальцев, доворачивание кисти и прочие премудрости вообще не обращали внимания.
А вот когда приехал Саша из Киева (к сожалению, не могу вспомнить его фамилию), многое встало на свои места. Это был 1973 год. Саша рассказывал, что в Киеве он несколько лет занимался  у мастера каратэ - обладателя 1-го дана, у него же он аттестовался на 1-й кю (коричневый пояс). В Казани Саша провёл несколько тренировок - и  техника вдруг стала казаться более понятной, стала вырисовываться азбука каратэ... С этого момента все стало всерьез.
В тот период в нашей группе было восемь человек - Фарид Шайморданов, я, Юра Матвеев и другие ребята. Мы понимали, что главные знания и возможности развития сосредоточены в Москве.  И тогда Фарид сумел наладить отношения с Танюшкиным, а я стал ездить на семинары к Штурмину.
 
Расскажите о своем личном вкладе в развитие каратэдо в Казани.
В 70-х годах в нашей республике, как, собственно, и во всем Советском Союзе, было огромное количество желающих заниматься восточными единоборствами, особенно каратэ. Под влиянием иностранных фильмов, благодаря более активному проникновению западной культуры в нашу страну, начался настоящий бум в сфере боевых искусств. Повсюду открывались секции – их организовывали те, кто имел возможность учиться у московских сэнсэев. Мы с Фаридом  Шаймордановым тоже стали вести тренировки – он в своей группе, я в своей. У меня занимались в основном студенты. У каждой секции была своя программа и свои соревнования. Позже, году в 1977-м, кажется, мы стали проводить совместные первенства и чемпионаты.
В 1978 году Госкомспортом СССР в Москве был организован первый всесоюзный семинар по каратэ и проведено первое учредительное собрание. Съехались поклонники различных направлений каратэ со всего Советского Союза. На занятиях изучали базовую технику каратэ: стойки, техники защит, ударов руками и ногами на месте и в движении. Мы узнали, что такое ката, познакомились с бункай-кумитэ. Даже  лекции по медицине нам читали. В общем, все шло к тому, что каратэ в нашей стране планирует активно развиваться как один из самых популярных видов спорта. Вопроса о стилях на высоком уровне тогда не стояло, называлось всё это просто – «каратэ»…
Начиная с середины 1970-х именитые московские мастера стали периодически проводить семинары в Казани. Скорее всего, пионером в этом деле стал Александр Танюшкин,один из первых инициаторов развития каратэ в СССР. Алексей Штурмин же, который, кстати, как раз в этот период основал Федерацию каратэ СССР, предпочитал, чтобы мы сами приезжали на семинары в Москву. Но и мы не спешили его приглашать, возможно, потому что интуитивно чувствовали -  это не совсем наше направление. Будучи в юности кандидатом в мастера спорта по самбо, я понимал, что много техник из тех, что мы изучали в эти годы в каратэ, были неэффективными в реальных поединках. Не хватало более глубокого понимания техники, более прочной базы. И наши пути со Штурминым стали постепенно расходиться.
 
 
А как вы узнали о каратэдо Сито-рю?
На всесоюзном семинаре в 1978 году я впервые увидел технику каратэдо в исполнении японского мастера. Я заинтересовался, так как в этих техниках увидел ту самую глубокую базу и понимание смысла каждого движения, которые искал. Это было каратэдо Сито-рю, в ряды приверженцев которого на первом этапе развития его в Москве могли попасть только избранные. Меня эта школа привлекла и как кладезь фундаментальных техник каратэдо, и как основательная, грамотно выстроенная система подготовки. Я понял, что это мой путь. И спустя недолгое время у меня появилась счастливая возможность не только стать ее частью, но и получить почетное право начать работу по развитию Сито-рю в Казани...     
  
 
 
 

ГАЙНУТДИНОВ АЛЬФРЕД РИЗВАНОВИЧ

ДОКТОР МЕДИЦИНСКИХ НАУК 
ПРОФЕССОР КАЗАНСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ МЕДИЦИНСКОЙ АКАДЕМИИ

2 КЮ КАРАТЭДО СИТО-РЮ

  • начал заниматься каратэдо в Казани в 1980 году под руководством Поберевского Ефима Наумовича
  • с 1982 по 1988 год занимался каратэдо Сито-рю у Орлова Юрия Леонидовича  
  • с 1989 по 1993 год занимался развитием Сито-рю, вёл детско-молодёжную секцию по Сито-рю на базе школе № 116 Вахитовского района г.Казани
  • в1992 году уехал работать за границу и перестал активно заниматься Сито-рю
  • воспитал чемпионов и призёров России, Республики Татарстан и Казани
  • с 2003 года возобновил занятия по Сито-рю в оздоровительном режиме
  • в 2010 году аттестован на 6-ой кю
 
        Считаю необходимым сказать, что именно многолетние занятия каратэдо Сито-рю в значительной мере повлияли на ход моей дальнейшей жизни. Они  позволили развить мне целеустремленность, упорство, системное мышление и, безусловно, помогли мне добиться определенных успехов в основной профессии. Начинать заниматься Сито-рю можно и нужно в любом возрасте.  Мне почти 50, но у меня есть мечта выполнить программу каратэдо Сито-рю на 1-ый дан.
 
 
Из книги «История каратэдо Сито-рю в Татарстане» (авт. Обидин И.М., Надточий Е.В.)
 
      «...Альфред Гайнутдинов долгие годы был далек от спорта - в четырнадцать лет получил серьезную травму позвоночника, и его физическая активность была строго ограничена. Благодаря молодости организма и профессионализму врачей, с болезнью удалось справиться, однако три первых курса Мединститута высокий, но очень худой студент по привычке сторонился занятий физкультурой.
      - При росте сто восемьдесят сантиметров я весил шестьдесят килограмм, но это меня нисколько не смущало – я увлеченно учился, а по выходным играл на гитаре на танцах в клубе Горького, - вспоминает Альфред Ризванович, известный врач-вертоброневролог, профессор Казанской Государственной Медицинской Академии, доктор медицинских наук. – Но летом после третьего курса я решился, наконец, съездить в студенческий лагерь «Медик», отдых в котором в те годы был очень популярен среди студентов Медицинского института. В лагере спорт был в большом почёте – практически каждый день, утром и вечером, проходили всевозможные спортивные мероприятия. Я был окружён борцами, футболистами, пловцами и каратистами. Среди последних особенно выделялся Яков Маргулис, ставший впоследствии моим хорошим другом, – мне очень нравилось смотреть, как он и его товарищи тренируются в удивительно красивых, как мне тогда казалось, костюмах для занятий каратэ. Я так был вдохновлён, что однажды утром вышел вместе с ними на разминку. И тут, неожиданно для самого себя, вдруг сел на шпагат – раньше я никогда даже не пробовал этого делать! Яша сказал: у тебя отличная растяжка, обязательно нужно заниматься. Он меня убедил, тем более что спина к тому времени почти перестала беспокоить. И вот в сентябре 1980 года я решаюсь переступить порог зала, где проходили тренировки «клуба» Константина Лазарева. Пришёл, смотрю – ну нет, это явно не мой уровень! Но всё же встаю в шеренгу – в самом хвосте, - и начинаю заниматься вместе со всеми. Да так фанатично, что к концу года оказываюсь уже почти в самом начале строя – Ефим Поберевский, инструктор нашей начальной группы, видя моё рвение, переставлял меня в качестве поощрения…
      Благодаря активным ежедневным тренировкам Альфред Гайнутдинов быстро продвинулся в технике каратэдо Сито-рю. Возможно, именно потому, что он качественно выделяется среди других казанских каратистов, Юрий Леонидович Орлов часто выбирает его ассистентом на своих семинарах в 1981-1982 годах. Приглашает в Москву. Помимо технической информации, Орлов в неформальных беседах обращает внимание на то, что молодому спортсмену кажется довольно далеким от каратэдо. Правильные стойки, траектории движения ударов и защит, чувство ритма, дистанция, скорость - Орлов считает, что эти, безусловно, базовые моменты необходимо чувствовать, просчитывать автоматически, ведь успех боя решается в доли секунды... В исполнении Юрия Леонидовича Альфред впервые видит работу с нунтяку, сай, ножами. Каждая встреча с Орловым словно заново окрыляет, вдохновляет на ещё более активные тренировки. Так продолжается до 1986 года…» 

 

ВИЗЕЛЬ АЛЕКСАНДР АНДРЕЕВИЧ

 ДОКТОР МЕДИЦИНСКИХ НАУК 
ПРОФЕССОР КАЗАНСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО МЕДИЦИНСКОГО УНИВЕРСИТЕТА
  

  • Образование: лечебный факультет Казанского государственного медицинского института (КГМИ)
  • Должность: Заведующий кафедрой фтизиопульмонологии Казанского государственного медицинского университета
  • Начал заниматься каратэдо Сито-рю 1.09.1982 г. под руководством Лазарева К.И..
  • 17.06.1990г. получил квалификацию инструктора по каратэдо Сито-рю
  • с 1981 года работал врачом на соревнованиях по каратэдо в Ленинграде, в Казани, неоднократно входил в оргкомитет городских и республиканских первенств по каратэдо.
  • с 1990 года вёл детскую секцию по каратэдо Сито-рю в школе № 18 г.Казани
  • с 1993 года вёл секцию по каратэдо Сито-рю в КГМИ
 
«…В тренерской работе на первое место я ставил воспитание подростков в духе смирения, обогащение их внутреннего мира мудростью Востока. Ни один из моих учеников не встал на криминальный путь.
С теплом вспоминаю работу с Анатолием Цыгановым и Вахитовским райкомом комсомола, когда мы трудных ребят приглашали в залы, и свой адреналин они реализовывали в единоборствах.
С благодарностью вспоминаю Камила Абдуллина за помощь в организации соревнований и поддержку моей секции в 18-й школе…» 
 

ВАРИЧЕВ АНДРЕЙ ЮРЬЕВИЧ
Генеральный директор ООО "КВАРТА-ТСФ"

 Из книги «История каратэдо Сито-рю в Татарстане». (Обидин И.М., Надточий Е.В.)
 
 
…Андрей Варичев пришел в каратэ уже сложившимся спортсменом: 2-й юношеский разряд по хоккею, трехлетний опыт занятий боксом и борьбой, ГТО по многоборью – таким «послужным списком» в группе Ефима Поберевского мало кто мог похвастаться!
- Я начал заниматься в секции в 1980 году – тогда еще и Ефим Наумович в 1-м здании КАИ, и Константин Иванович Лазарев в 7-м учили тому, что называли «сётоканом», - вспоминает Андрей. - А в 1982-м, после знакомства наших наставников с Юрием Леонидовичем Орловым, все мы с увлечением стали осваивать Сито-рю - пожалуй, даже с большим рвением, чем занимались до этого. Нас не останавливало даже то, что все каратисты в те годы с первых дней тренировок оказывались «на карандаше» в милиции…
Ближе к середине восьмидесятых, когда каратэ оказалось под запретом, спортсменам секций было велено «прижаться», и занятия прекратились. Лишь спустя несколько месяцев тишины заработал внутренний телеграф, и группа снова собралась в одном из школьных залов. Занимались в самых разных местах, нелегально – в школах на улице Космонавтов, Искры, в здании Ленинского банка на улице Восстания и в спортивном зале Авиационного техникума… В общем, везде, где находились хорошие знакомые, сочувствующие развитию боевых искусств.
А в ноябре 1987-го Андрея призвали в армию, в морскую авиацию. То, что новобранец занимается каратэ, в полку заметили сразу:
 – После первого построения ко мне подошёл помощник командира полка по физподготовке и спросил: каратэ занимаешься? Говорю: да, как узнали – по рукам? (у меня тогда костяшки пальцев были в тёмных мозолях). Нет, говорит, по походке. Есть желание продолжать – приходи в спортзал, там группа каратэ занимается. Я, конечно, пошел, но после первых же занятий понял, что тренировки в Казани и семинары Орлова давали нам гораздо больше. Несколько человек из нашей эскадрильи, попросили меня позаниматься с ними - они и стали моими первыми учениками… Позже у меня появилась возможность сравнить свои навыки с тем, чему учили «армейскую элиту» - морских пехотинцев. Как-то меня назначили дежурным КПП на въезде в погранзону. Туда приехал помощник коменданта КПП, морской пехотинец, показывал матросам разные чудеса: клал на один стул голову, на другой – пятки ног, на него садились двое, и тому подобное. Конечно, так я не мог. Но когда он предложил мне спарринг – мол, проверим, кто сильнее - тут уж я в грязь лицом не ударил. Возможно, я проигрывал ему в физической подготовке. Но не в технике.
После армии было не до каратэ – пришла пора позаботиться о будущем. Бизнес, семья – времени оставалось лишь на то, чтобы изредка разминаться и повторять технику. Думал, что навыки каратэ уже никогда не пригодятся, но ошибался:
- В августе 1999 года возвращались с семьёй из Туапсе, остановились переночевать неподалёку от Волгограда. Ранним утром к машине подошли двое мужчин, стали угрожать пистолетом Beretta и чем-то похожим на автомат, требуя денег. У меня оружия не было, а на заднем сидении автомобиля спали жена и дочь. Я растерялся поначалу – никогда прежде мне не приходилось оказываться под дулом пистолета. Когда немного успокоился, стал соображать: один стоит передо мной, а другой немного в стороне, за моей машиной, чтобы не оказаться на линии огня. Нужно было сделать так, чтобы второй оказался со своим подельником на одной прямой – то есть прямо за моей спиной. Слово за слово, мне удалось заманить их к заднему багажнику, и тут я услышал, как за моей спиной щёлкнул затвор. Крик жены «Андрей, у него пистолет!» стал сигналом к действию – как только один из незваных гостей присел, чтобы закурить, я оттолкнул его и бросился ко второму – он стоял в нескольких метрах от меня. Началась потасовка, в результате которой оба вымогателя бежали, побросав на боле боя своё оружие…
Я уверен, что своим резким, иногда безапелляционным характером обязан каратэ. Мне кажется, на формирование моей личности физические упражнения повлияли процентов на тридцать. Всё остальное, в том числе и восточный менталитет, отношение к жизни, я перенял у людей, которые стали моими учителями, и в большей степени – у Ефима Поберевского.
Я видел много людей, которые проходили горячие точки и, вернувшись домой, «ломались» – спивались, опускались, теряли смысл жизни. Я уверен, что с теми, у кого есть опыт занятий каратэдо Сито-рю, такого просто не может случиться. У каждого мужчины должно быть то, что называют «корнем жизни». И Сито-рю этот корень помогает в себе найти и сохранить до конца дней...
 
 
 

ШТОРМ ВЛАДИМИР

ПИСАТЕЛЬ, ПОЭТ, ФИЛОСОФ, ОФИЦЕР ЗАПАСА СПЕЦНАЗА ГРУ

 Из книги «История каратэдо Сито-рю в Татарстане». (Обидин И.М., Надточий Е.В.)
 
 Благодаря почетному члену нашей федерации Дамиру Абдуллину на одном из соревнований в г.Лобня мы познакомились с удивительным человеком - офицером запаса спецназа ГРУ, писателем, поэтом и философом Владимиром Штормом. Он подписал и подарил нам свою книгу «Блуждая по жизни», которая уже стала бестселлером в России – о настоящей дружбе, глубокой преданности, чести, боевой отваге и непредсказуемости жизненного пути. Владимир оказался ветераном Сито-рю и близким другом почётного президента ФКСТ Камила Абдуллина, вместе с которым в середине 80-х они основали в Казани военно-патриотический клуб «Юный десантник».
Пользуясь случаем, мы взяли у писателя интервью для книги об истории развития Сито-рю в Татарстане, над которой продолжаем работать. И презентовали ему первый исторический номер журнала «Master of», также с пожеланиями и автографом автора проекта Ивана Обидина на японском языке. Мы вернулись домой под сильным впечатлением от приятной беседы со столь интересным человеком. Оказалось, что эмоции взаимны - уже следующим утром на электронной почте ФКСТ нас ждал сюрприз: стихотворение, которое Владимир Шторм посвятил казанским ситорюшникам.
   
Большое, светлое, пустое помещение,
Полы кругом застелены татами.
Ещё нет никого, пока здесь очень тихо,
Но скоро тут бойцы затопают ногами.
 
И вот настало время долгой тренировки -
Сидят в сувари-но-гамаэ пацанята,
Сэнсэя ждут, который явится пред ними,
Даст им кихон и новые познанья.
 
А вот и он, весь в белом, чёрный только пояс.
Кумир для них, и мастер Сито-рю.
Сейчас покажет пацанам своё искусство,
Как дух и тело применить в бою.
 
Намокли все, в поту у пацанов все доги.
Не отдыхают и минуты в этот вечер.
Но скоро кончится занятье, и уйдут ребята,
Чтоб завтра снова воплотиться в дэси.
 
08.04.2013
Владимир Шторм
 
  
 
 

АБДУЛЛИН КАМИЛ ФЕРГАТОВИЧ

  • начал заниматься каратэдо в Казани в 1979 году под руководством Лазарева Константина Ивановича
  • многократный чемпион и призёр соревнований по каратэдо
  • с 1989 по 1993 год занимался развитием Сито-рю, вёл детско-молодёжную секцию по Сито-рю на базе школе № 98 Вахитовского района г.Казани
  • участвовал в организации соревнований по каратэдо
  • с 1999 являлся официальным спонсором ФКСТ
  • в 2007 году оказал личную финансовую помощь в приобретении штаб-квартиры (хомбу-додзё) ФКСТ в Вахитовском районе Казани  
  • с 2007 года регулярно занимается цигун и тайцзицюань 

ПОПОВ ОЛЕГ АЛЕКСАНДРОВИЧ
Генеральный директор ООО НПП "АГОРА"

6 КЮ КАРАТЭДО СИТО-РЮ 

  • начал заниматься каратэдо в Казани в 1981 году
  • с 2004 в должности генерального директора ООО НПП "Агора" являлся официальным спонсором ФКСТ
  • в 2004 году оказал личную финансовую поддержку в приобретении штаб-квартиры (хомбу-додзё) ФКСТ в Приволжском районе Казани 
  • в 2006 году оказал значительную финансовую помощь в приобретении штаб-квартиры (хомбу-додзё) ФКСТ в Вахитовском районе Казани 
  • с 2000 года возобновил занятия по каратэ, активно занимается по сегодняшний день
  • в 2010 году аттестован на 6-ой кю  
 
 

 БАРДАСОВ АНДРЕЙ ПАНТЕЛЕЙМОНОВИЧ
 Генеральный директор ООО "Технологии специального назначения"

МАРГУЛИС ЯКОВ ИЗРАИЛЕВИЧ

  • начал заниматься каратэдо в Казани в 1979 году под руководством Лазарева Константина Ивановича
  • с 2000 по 2005 годы в должности генерального директора ГУП «Медицинская техника и Фармация Татарстана» являлся официальным спонсором ФКСТ
  • в 2004 году оказал личную финансовую поддержку в приобретении штаб-квартиры (хомбу-додзё) ФКСТ в Приволжском районе Казани 
  • с 2000 года возобновил занятия по каратэ, активно занимается по сегодняшний день
 
Из книги «История каратэдо Сито-рю в Татарстане» (авт. Обидин И.М., Надточий Е.В.)
 
«…Вот что вспоминает Яков Маргулис – в семидесятые годы он был одним из участников «каратистского бума» в Казани:
- …На тренировки в спортивный зал КАИ меня «не постеснялся» привести двоюродный брат Ефим Поберевский – он уже довольно давно занимался и казался мне настоящим богом каратэ. Никогда не забуду восторг, который я испытал, войдя в зал. Человек тридцать-сорок в спортивной одежде делали, как мне на тот момент показалось, настоящие чудеса. Это уже потом я понял, что ничего они на самом деле не умели. Тогда же я во все глаза смотрел, как один из ребят, Саша Федяев его звали, самоотверженно бил ногой по матам, которые каким-то удивительным образом были подвешены к потолку, – это было потрясающе! Уже через полгода я понял, что центр тяжести он не держал, заваливался, поднимался на носочки… Тогда же в моих глазах все ребята выглядели недосягаемыми. Я смотрел и думал: неужели когда-нибудь я тоже так смогу!
1979-1981. Это был период соревновательного бума: чемпионаты и первенства по каратэдо проходили как минимум раз в месяц. Районные, городские, республиканские, областные, всесоюзные, они позволяли оттачивать мастерство спарринга, применять на практике получаемые во время тренировок навыки.
…- Очень хорошо помню соревнования в седьмом здании КАИ, - рассказывает Яков Маргулис. - Почему-то все решили, что во время показательных выступлений я должен разбивать кирпичи. Ну, надо – так надо. Накануне вечером на тренировку принесли несколько калёных кирпичей со стройки. Я рубанул один – разбил, рубанул два – тоже разбил. Самое интересное, что никто не знал, как правильно бить. Получается – и хорошо… И вот наступает день соревнований. Показательные выступления открывает Ефим Поберевский. Он рассказывает о том, что каратист может с легкостью выдерживать сильные удары в живот. И начинает демонстрировать удары в область солнечного сплетения. Несколько человек из нашей группы – я в их числе – исполняем роль «жертв». Когда дело дошло до меня, Ефима охватил такой азарт, что он вложился со всей силой, на какую вообще был способен. Я даже замер – звука издать не мог. Ефим доволен: смотрите, говорит, всё правильно – человек стоит и улыбается!... Не успел я в себя придти, как мне уже выступать. Объявляют: техника каратэ позволяет голыми руками ломать кирпичи… Выхожу и вижу – три кирпича. Три я еще не разбивал. Подхожу и ухаю изо всех сил. Кирпичи целы, рука болит. Народ смотрит, ждёт, в зале много девушек. Я уже совершенно остервенело, забыв о боли, - бах, бах, бах – разбил. Никто не подумал о том, что силикатный кирпич во много раз прочнее калёного… А мне предстоял ещё и спарринг. Соперники – из разных школ каратэ. Помню, захожу в раздевалку, а там кёкусинкаевец переодевается. У него на груди какая-то накладка, на животе, на паху. А у меня только рука болит очень. В соперники мне достался парень из Уфы, высокий такой, жилистый, не помню, какую он школу представлял. Исход напряжённого поединка решил один удар – в самом конце боя мне удалось провести маваси-гэри. Я победил. Потом оказалось, что на татами я вышел с перелом костей кисти в трёх местах…»

 

Вход в систему
Сейчас на сайте
Сейчас на сайте 0 пользователей и 3 гостя.
Поиск